Спецпроект "235 артефактов". Медальон одной судьбы

 

Иногда небольшой предмет в руках внимательного исследователя может восстановить часть семейной истории, пусть даже спустя почти век. Именно так случилось с золотым медальоном с надписью: «Константину Владимировичу князю Путятину от гг офицеров». Найденный в 1960-х годах при земляных работах в Усолье-Сибирском, безымянный экспонат 50 лет хранился в фондах, пока научный сотрудник Иркутского областного краеведческого музея Юлия Киселева не заинтересовалась необычным экспонатом.  

Сведения о Константине Путятине она нашла в «Дворянском календаре». Оказалось, что князь был начальником отделения Петербургско-Виндавского жандармского полицейского управления при железных дорогах. Тогда стало понятно, что аббревиатура на обратной стороне медальона «ЖПУ С. З. ЖД» - значит «Жандармско-полицейское управление Северо-Западных железных дорог». В ведении этого управления была и Петербургско-Варшавская дорога, с ветвью императорской линии, ведь князь был начальником одного из управлений, отвечавших за безопасность первого лица государства.

- Потом мне удалось найти не прямых потомков Константина Путятина в Пензе - сводного брата его внука, заслуженного артиста России, Павла Викмана, - рассказала Юлия Киселева. - Он обмолвился, что после революции семья Константина Владимировича -  жена и дочь с сыном, ничего не знали о судьбе князя. В дальнейших моих поисках мне на глаза попались мемуары Стефании Витольдовой –Лютык «На восток».  Муж Стефании служил чиновником белой армии, и в 1919 году семейная пара приняла решение отступать на восток с войсками Колчака. На страницах этих страшных воспоминаний о событиях гражданской войны в Сибири упоминается князь, с которым семейная пара встречается на своем пути.  Так, благодаря мемуарам, я уже знала, как закончился жизненный путь князя. Обращает на себя внимание посвящение на первой странице мемуаров: «Воспоминания посвящаю детям покойного князя Константина Владимировича Путятина, с которым мы пережили много тяжелых минут. Хочу таким образом исполнить его просьбу – дать знать его детям о последних минутах жизни их отца. Дневник князя, переданный мне, я должна была уничтожить (иначе отобрали бы большевики) – пусть мои воспоминания послужат последней нитью, связывающей князя с его детьми. В них посылаю последнее прости его жене и детям».

По воспоминаниям женщины, князь ехал в Сибирь ненадолго, но известные исторические события разрушили его планы. В 1918 году его арестовали большевики, и он ровно год просидел в одиночной камере, пока не пришел Колчак и не назначил его начальником «по охране железной дороги».

- Судя по мемуарам он очень страдал оттого, что не знал, что с его семьей, говорил, что не переживет, если узнает, что сын перешел на сторону большевиков, – рассказала Юлия Киселева. –

Во время отступления, боясь быть узнанным и арестованным, князь отправляется в Красноярск, в надежде найти работу чиновником. Но судьба распорядилась иначе.  Константину Владимировичу удалось устроиться на работу в госпиталь санитаром, где впоследствии он заболел тифом. Находясь при смерти, через знакомых, он просит Стефанию с мужем навестить его. Однако работники больницы, сославшись на то, что «санитар Путятин» уже никого не узнает, не пустили их, и наш герой скончался в одиночестве. 

Столь же печальна и судьба детей князя. Сын князя Георгий Путятин с женой и сестрой Еленой в 1935 году были сосланы в Оренбург на основании постановления особого совещания при НКВД СССР «по социальному признаку». Спустя два года последовал арест молодого человека, а спустя три недели у него родился сын Всеволод, которого Георгию так и не суждено было увидеть. Сын князя постановлением тройки УНКВД Оренбургской области он был осужден без права переписки и умер в 1945 году в тюрьме, от порока сердца. Княгиня Елена, вернувшись из многолетней ссылки, приняла монашество под именем Варвары.