Ирма Геккер. День памяти жертв политических репрессий

Ко дню памяти жертв политических репрессий публикуем еще одну историю.
Иркутянка Ирма Слепнева бережно хранит в своей семье картины, написанные ее бабушкой Ирмой Юльевной Худяковой (в девичестве – Геккер) – художником, узницей ГУЛАГа. Бабушка, пережившая несправедливость репрессий, оставила после себя десятки картин, акварелей и карандашных зарисовок. Небольшое число их сейчас экспонируется в отделе истории ИОКМ, как живое свидетельство тех событий, слома судьбы человека, попавшего в «жернова» истории, но несмотря ни на что, сохранившего любовь.
Ирма Юльевна Худякова, урожденная Ирмгардт Амалия Геккер, родилась в Чикаго (США) в семье немца, профессора философии Юлиуса Теодора Геккера. Судьба свела профессора философии с народным комиссаром просвещения СССР Луначарским, который пригласил молодого ученого послужить советской России. В Москве Ю.Т. Геккер стал работать на ниве просвещения, а его дочери поступили в вузы. Ирмгардт, записанная в советском паспорте как Ирма, стала студенткой института изобразительных искусств, ее сестры Оля и Вера посещали консерваторию. Шел 1937-й год…
Отца арестовали в феврале 1938 года за «антисоветскую» агитацию. Вскоре и мама девушек получила восемь лет лагерей в Коми АССР. Родителей осудили без права переписки.
«Через неделю после ареста мамы я подошла к секретарю комсомольской организации. Вскоре меня вызвали на общее комсомольское собрание и предложили при всех признать отца врагом народа. Я возразила», – писала в своих воспоминаниях Ирма. Как следствие, для начала – исключение из комсомола. 10 сентября 1941 года все сестры Геккер были арестованы как «члены семьи врагов народа».
А дальше были месяцы мытарств по пересылкам, пережитая эпидемия тифа, этап в Сибирь, в Мариинск, где предстояло отбывать годы незаслуженного срока. Все это время девушка не переставала рисовать – на бумаге для самокруток, обрывках газет, редких клочках чистой бумаги. Рисовала увиденное. Остались и портреты из ГУЛАГа как свидетельство жестокого века. Выжить в лагере помогла любовь. Бригадир столярки и кузницы красавец Сергей угадал в милой серьезной девушке глубокую душу и незаурядный талант. Он попросил написать его портрет, чтобы отправить родителям. Так началось большое чувство, которое оба пронесут через всю жизнь…
В лагере Ирма родила дочь Веру, которую сразу же определили в ясли для детей «врагов народа». «В помещении было очень холодно; осень, а затем зима выдались жутко холодными. Замерзала даже вода в бутылочках, из которых кормили малышей. Периодически приходили этапы, было очень много грудных детей, большинство из них – больные…», – вспоминала художница. Игрушки детям мамы-заключенные делали из чего только можно – старой одежды, жеваного хлеба – мякиша. В семье Ирмы Юльевны до сих пор хранится медвежонок, прошедший с нею все страдания лагерного быта.
После освобождения из лагеря супругов Худяковых с маленькой Верочкой на руках определили на поселение в Западную Сибирь, а после разрешили уехать в Иркутск. Ирма Юльевна преподавала в Иркутском художественном училище. Муж Сергей Алексеевич работал в Саянах в геологической экспедиции, и ей вскоре пришлось уехать к месту работы мужа.
Художница работала чертежницей, преподавателем рисования в школе. Много рисовала сама – людей, окружавших ее, сибирские пейзажи, природу Саян, в которую, по собственному признанию, Ирма Юльевна просто влюбилась.
«В 80-е годы прошлого века бабушка решила из своих картин сделать альбомы, посвященные двум темам, главным в своей жизни, – Байкал и Саяны. В основу альбома должны были лечь акварели о 12 месяцах на Байкале и о совершенно диких и чудесных местах в Саянах. Когда альбомы были готовы, она попробовала их напечатать в Восточно-Сибирском издательстве. Но все та же «58 статья» закрыла доступ ко всем выставкам. Бабушка отчаялась и положила альбомы на полку, надеясь на счастливый случай», – вспоминает внучка художницы Ирма Слепнева.
Последние несколько лет Ирма Юльевна прожила у своих детей под Иркутском, в деревне. Ее жители и не подозревали об удивительной судьбе высокой женщины с шапкой абсолютно белых кудрей, которая ходила в лес, пока позволяли силы, вглядывалась в каждое дерево, в каждый листочек, словно искала сюжет для своих новых картин.
Ирма Юльевна Худякова (в девичестве – Геккер), умерла в 2002 году, прожив 86 лет и пережив своего любимого мужа Сергея на 18 лет.
Эта история о страшной боли и любви. О сохранении семейной памяти. Отсидев ни за что пять лет в лагере и отбыв еще семь в ссылке, Ирма Юльевна считала, что ей повезло. Главное, выжила. Многих, так же ни за что, расстреливали.
За годы Советской власти миллионы людей стали жертвами произвола тоталитарного государства, подверглись репрессиям за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и иным признакам.